Авигдор Либерман: "Пришла пора законных решений"

Авигдор Либерман: "Пришла пора законных решений"

В эксклюзивном интервью "Вестям" министр иностранных дел, лидер НДИ Авигдор Либерман рассказал об экономической программе партии, о причинах своих визитов в Африку и СНГ, о пенсиях для репатриантов, о  телевизионном налоге. И о том, почему израильские дела важнее речей в Вашингтоне.

- Наша беседа происходит накануне выступления Нетаниягу в Конгрессе США. Этот шаг  вызвал множество споров в Израиле и резкую критику в адрес премьера. На чьей стороне вы, министр иностранных дел?

- Какие тут могут быть вопросы – на стороне Израиля! У нас с Биньямином Нетаниягу есть разногласия, которые я не скрываю, мы с Ликудом соперники в предвыборной борьбе. Но когда глава правительства находится за границей с ответственной миссией, тут внутриполитические распри не в счет. Премьер-министр у нас один, и все мы должны поддерживать его, когда он отстаивает интересы нашей страны на международной арене…. Речь в Вашингтоне – это важно, однако гораздо важнее принять правильные решения в Иерусалиме.

- Ваша позиция по вопросам глобальной политики, безопасности известна. Гораздо менее знакомы наши читатели с экономической программой НДИ…

- Мы договаривались, что в сегодняшнем интервью речь пойдет, в основном об этом, а вы знаете – слово я держу. Но прежде, чем перейти к экономике, хотелось бы упомянуть несколько моментов, касающихся международной деятельности. Когда я пришел в МИД в 2009 году, обратил внимание на такую проблему: для нашего внешнеполитического ведомства на карте есть только три точки – Вашингтон, Нью-Йорк и Лондон. Остального мира как бы не существует. Я сразу объявил, что отныне внешняя политика Израиля будет многовекторной. Это поначалу вызывало недоумение. Мои визиты в балканские государства, страны СНГ, Латинскую Америку, а особенно в Африку коллеги воспринимали с явным скептицизмом.  «Посмотрите, - объяснял я скептикам, - за год в Африке побывали президенты США, России, а президент Китая – даже дважды. Если они находят время для посещения Африки, значит, есть там какой-то интерес для их стран?»

- А там не удивлялись вашим визитам – мол, чего вдруг?

- Помню свой первый визит - в Уганду, в 2009 году. При встрече извинился перед президентом, что так долго израильские лидеры не бывали там – до меня Уганду посетила только Голда Меир, 35 лет назад. «Сорок два года назад, - поправил меня президент. – Был, еще один визит израильтян, но он не в счет!»

  - Ну да, результаты того «визита не в счет» - операции в Энтеббе – были заметны сразу. А когда стали заметны результаты ваших визитов в «периферийные» страны?

-   Приведу лишь несколько примеров… Во время операции «Несокрушимая скала» 51 день удалось обеспечивать свободу действий нашей армии в Газе – в Совбезе ООН резолюции с требованием прекратить военные действия не прошли. Здесь решающую роль внесли два государства – Литва и Руанда. В учреждениях ООН у США или Великобритании такой же один голос, как у малых стран. Заручившись их поддержкой, можно блокировать нежелательные для нас решения. Последний по времени пример в этом ряду – голосование в Совете безопасности о признании Палестинского государства. Нам не пришлось уповать на право вето США, справились сами.

- Переходим к вопросам лидеру партии Наш дом Израиль.

- Знаете, как бы я охарактеризовал изменения, которых мы добились? Для репатриантов 1990-2000-х, для русскоязычных израильтян уже не надо ни у кого ничего просить. Пришла пора законных решений.

Вспомним историю проекта КАМЕА, под который каждый год приходилось буквально выклянчивать деньги, будто речь шла о какой-то "русской" прихоти, а не о плодотворном использовании на благо Израиля знаний, опыта и талантов ученых – выходцев из бывшего СССР/СНГ. И после выборов 1999 года, когда НДИ вошла в кнессет и взяла шефство над КАМЕА, тоже приходилось каждый раз загадывать, будут гранты на следующий год или нет? Но мы твердо шли к цели, и в 2010 году законодательно провели решение, в котором КАМЕА впечатана отдельной строчкой: 90 миллионов шекелей из бюджета ежегодно – на этот ценнейший и неувядающий проект. Вопрос о "просителях" больше не стоит: положено законом – выделено целевым назначением – освоено эффективно и правильно.

Отмена визового режима с Россией, Украиной, Грузией Молдовой (а после этих выборов и с Белоруссией) – достижение исключительно НДИ, создавшее не только удобства для ездящих туда и оттуда. Из этих стран, бывших советских республик, только в 2014 году, даже, несмотря на беспокойное военное лето, прибыло почти 700 тысяч туристов. До отмены виз их было не больше 170 тысяч в год. А каждые 100.000 туристов – это 4.000 рабочих мест. И, между прочим, 200 миллионов долларов в казну государства.

- То есть, не просить, а доказывать и добиваться? Но ведь не всем это по силам…

- Конечно, есть категории израильтян, которые сами за себя попросить не всегда могут. К сожалению, слишком часто ими оказываются именно новые граждане страны. Например, пенсионеры-репатрианты, с которых, как вы помните, взимали так называемый телевизионный налог. Недавно именно мы пробили специальное одноразовое пособие в размере 15 тысяч шекелей  для бывших граждан Украины, репатриирующихся оттуда в эти грозные дни.

Долгие годы ждали справедливого к себе отношения отказники, активисты алии из Советского Союза и ликвидаторы аварии на Чернобыльской АЭС. Истеблишмент старательно не замечал, как трудно живут эти мужественные люди, рисковавшие свободой и благополучием ради Израиля, или отдавшие здоровье спасению планеты от радиации. Мы создали специальную комиссию и заставили признать особый статус как "рефьюзников", так и "чернобыльцев", приравняв их по сумме ежегодного пособия в размере 7200 шекелей к узникам Сиона и другим категориям героев.

Беженцы Второй мировой войны, люди, чудом спасшиеся от Холокоста и пережившие тяжелейшие годы эвакуации, также нашли в лице НДИ защитницу. Нам ли, детям и внукам этих людей, не знать, какая доля выпала им? И мы добились того, что теперь и они получают ежегодное разовое пособие в 3600 шекелей – столько же, сколько и пережившие Катастрофу европейского еврейства.

Надо заметить, нам удалось проявить подлинную заботу не только о недостаточно защищенных группах населения. Вполне сильные, молодые, родившиеся или выросшие в Израиле люди, тоже очень часто оказываются, так сказать, неинтересны "хозяевам жизни" – партиям власти. Вчерашний солдат не может сразу стать студентом вуза или начать освоение перспективной профессии: ему нечем оплатить учебу. Именно НДИ провела закон об удвоении выходного пособия для демобилизованных военнослужащих ЦАХАЛа – с 10 до 20 тысяч шекелей. Это реальные дела, и, кстати, все "по профилю"…

- А "по профилю" ли НДИ борьба с засильем посреднических контор по трудоустройству? Ведь жертвами этого современного рабовладения уже четверть века являются именно репатрианты.

- Ну, не только репатрианты, хотя их действительно отдали на съедение "каблануту" в первую очередь. Миллионами израильтян, родившихся и выросших здесь, распоряжаются частные посредники, подменяющие собой чрезвычайно слабую государственную службу трудоустройства. И, что самое возмутительное, основные "клиенты" посреднических контор – это государство и муниципалитеты. Посмотрите, что происходит с израильскими учителями, значительная часть которых нанимается в государственные и муниципальные школы через "кабланов". Их увольняют каждые десять месяцев, чтобы взять снова с нарушением трудовых прав и без оплаты двух месяцев вынужденных "каникул".  Это – прямое беззаконие с благословления государства. И мы выдвинули четкую программу борьбы с посредническими компаниями вплоть до их полной ликвидации. Она уже начала продвигаться, и, уверен, следующий кнессет примет ее в виде закона. Так что нам это и "по профилю", и по зубам.

- Трудовая жизнь когда-то заканчивается, люди уходят на пенсию. Увы, сотни тысяч репатриантов, прибывших в 90-е в возрасте 40-45 лет и не заработавших здесь пенсию,  трагедии поджидают именно на пороге старости. Трудившиеся по два десятка лет в Израиле, они буквально выбрасываются на обочину жизни, от них ждут лишь одного – того, что по известной людоедской  формулировке звучит так: "Есть человек – есть проблема, нет человека – нет проблемы". Скажите, это по-людски, это по-еврейски?

- Конечно, нет. Этому вообще трудно подобрать  название. И совершенно бессмысленно ждать, что решать эту проблему будут те, кто уже нажился на репатриантах, долгие годы, нагло отказывая им в пенсионных отчислениях. Сегодня именно они, богатые левые израильские элиты, громче всех кричат, что "НДИ хочет отнять у общества сотни миллионов шекелей для своих будущих пенсионеров". Ну, мы-то знаем, на ком шапка горит…

Да, НДИ выдвинула законопроект, согласно которому репатриантам, приехавшим в Израиль после сорока лет, должен быть зачислен трудовой стаж в странах исхода. На это потребуются деньги, их следует отдать. По тому же закону, из пособия Института национального страхования не будут вычитаться суммы дополнительных доходов малообеспеченных пенсионеров. Речь, например, о той же российской пенсии в полторы-две сотни долларов. И вообще, если в стране есть люди, которые даже после принятия в 2008 году крайне запоздавшего Закона о всеобщем пенсионном обеспечении, получат пенсию меньше минимальной зарплаты и будут жить хуже вечных "клиентов "Битуах леуми", не проработавших ни одного дня в своей жизни, то это - позор для страны. Я уверен, что закон НДИ пройдет, и наши трудолюбивые и стойкие люди проживут достойные годы после выхода на пенсию.

- Назовите самую актуальную и трудную социальную проблему, которую вы начали решать?

- Она очевидна – жилье, цены на которое только с начала пустопорожнего ажиотажа вокруг "нулевого НДС" подскочили на 17 процентов.  Мы и тут, в отличие от известных господ, чей КПД действительно оказался нулевым, больше делаем, чем говорим. В условиях баснословного роста стоимости жилья, на фоне фактической стагнации в строительной отрасли, мы смогли провести беспрецедентное решение о строительстве 4 тысяч  единиц социального жилья.  Из них 600 единиц будет сдано уже в эти месяцы, в Кирьят-Оно, готовятся к новосельям в  Ришон-ле-Ционе и Кфар-Сабе. И, кстати, почти все получившие социальное жилье в рамках этого проекта - репатрианты из бывшего СССР/СНГ.

- Так все-таки главное – не выдвигать очередную программу, а принимать решение и доводить его до реализации? Но для этого нужно обладать достаточной силой, парламентским влиянием, мандатами, наконец?

- Рук, которые поднимутся в кнессете за решения, важные для наших избирателей, нужно много. А это значит, что голосов, обеспечивающих представительство НДИ - в равной степени партии репатриантов, старожилов и уроженцев Израиля, должно быть достаточно. При том, что Наш дом Израиль является общеизраильской партией, она помнит и о своих "русских корнях". Не притворно и суетливо вспоминает о русскоязычном, репатриантском избирателе в предвыборные недели, а служит ему и делает для него все и между выборами. Вот в чем главная разница между нами и, например, теми, кто, в отличие от нас, и пальцем не пошевелил, когда пытались закрыть радиостанцию РЭКА. А сегодня они встают в живую очередь, чтобы кое-как произнести в ее эфире слова "наши дорогие избиратели" по-русски. Мы их говорим и пишем без труда, потому, что это – правда…

Записал Лазарь Данович

газета "ВЕСТИ"

[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/liberman-vesti-2/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку